January 19, 2015 | Posted in:Uncategorized

ДЕМОКРАТИЯ ЦИФРОВОЙ ЭПОХИ
Наши нынешние демократические модели разваливаются и устаревают. Нам нужно создать нечто другое, более реальное и значительное. Активист и политик Биргитта Йонсдоттир показывает, как это можно сделать.

Мы живем в интереснейшие, преображающие весь мир времена. На кончиках наших пальцев – настоящая Александрийская библиотека; все записанные знания нашего мира переводят в цифровой формат и выкладывают в Internet Archive, бесплатной некоммерческой цифровой библиотеке, предлагающей всеобщий доступ к книгам, музыке, знаниям, новостям и веб-страницам.
Впрочем, это нам не поможет, если мы не научимся подходить к этой бездне знаний с мудростью.
Проблемы, встающие перед нами, кажутся монументальными, практически нерешаемыми. Я принадлежу к поколению, которое жило, боясь ядерной войны и гибели всего живого на Земле. Этот риск никуда не делся, но сейчас планете угрожают и другие, куда более осязаемые вещи, в частности, глобальное потепление и масштабные разрушения окружающей среды.
В то же время наши демократические модели разваливаются с пугающей скоростью, и мы вступаем в новую эпоху сложности, технологий и взаимосвязи.
Все меньше людей доверяют так называемым демократическим институтам и политикам, которых мы выбираем для представления наших интересов.
Протестные движения растут – равно как и тоталитаризм и фашизм. Сейчас прокладывается опасная дорога к популизму, и мы должны усвоить исторические уроки, чтобы избежать мрачного варварского национализма и войн.
Демократия сменяется тиранией. Полицию вооружают для боевых действий против собственного народа, а элита, “один процент”, который воюет со всеми нами, придумывает все более сложные системы, чтобы удержаться у власти.
Наши государства построены на системах, которые устарели, потому что были созданы в более простые времена и для более мелких обществ. Сегодня эти системы уже не служат народу – они работают только на самообслуживание и самосохранение.
Социальное государство тоже практически погибло – его вот-вот приватизируют. Планета под нами заканчивается, а наши нынешние системы ничего не могут с этим поделать.
Драконовские “антитеррористические” законы и секретность каким-то образом превратились в норму. “Развитые” демократические страны превратились в адскую смесь из “Дивного нового мира” и “1984”.
Нами каждый день манипулируют, утверждая, что мы бессильны, что эти системы нельзя никак изменить, но это ложь.
Мы никогда еще не были так тесно связаны между собой, как сейчас; сейчас мы можем обмениваться друг с другом информацией в реальном времени. Так что учиться нам приходится еще больше, чем когда-либо. Мы обмениваемся файлами, скачиваем, делаем ремиксы, придумываем что-то вместе каждый день, даже не подозревая, какая сила лежит в изобилии информации, которую мы обрабатываем или храним.

Обнаженные в системе

Многие из самых потрясающих творческих открытий в истории человечества случались в условиях сильнейшего стресса. Мы, люди, достигли этапа, когда нужно эволюционировать до нового уровня, или же мы не сможем подарить сколько-нибудь устойчивый мир следующему поколению.
Но мы полностью обнажены в этой системе взаимосвязей – и уязвимы, потому что крупные корпорации и государства могут покупать цифровую личность человека, словно “товар”, не обращая внимания ни на местные, ни на мировые законы.
После недавнего обновления Декларации ООН о правах человека наша цифровая личность в теории должна была получить такое же право на личную жизнь, как и наше физическое тело. Но на практике ничего не изменилось.
Таким образом, жизненно важно для нас убедить людей участвовать в цифровой демократии, убедить государства раскрыть свои данные, защитить конституционное право на личную жизнь, которое сейчас нарушают, похоже, уже все, кому не лень.
Я объездила мир, встречалась с совершенно разными людьми, как физически, так и посредством киберпространства. Я видела значительный прогресс, порожденный цифровой эпохой, но видела и антиутопию, порожденную ею же.
Я знаю, в том числе лично, многих людей, которых посадили в тюрьму или лишили гражданства за то, что они рассказали чистую правду, за то, что раскрыли преступное поведение тех, кто якобы должны нас защищать. Я знаю Челси Мэннинг, Джереми Хаммонда, Барретта Брауна, Петера Сунде, Готтфрида Свартхольма, Фредрика Нея, Джона Кириаку, Эдварда Сноудена. Джесселин Радак, Сами Камкар и Томас Дрейк тоже заплатили высокую цену за свои принципы. А Аарон Сварц и вовсе поплатился жизнью: он покончил с собой в январе 2013 года незадолго до оглашения приговора.
Но существуют инструменты, которые можно использовать, чтобы освободиться – если, конечно, мы применим свою коллективную мудрость.
Я расскажу вам небольшую историю о своей родной Исландии, стране, которую многие считают лабораторией для создания новой, реальной демократии; маяком надежды на глубокое преображение.

Демократическая лаборатория

Исландия – это остров на севере Атлантического океана, где живет 320 001 человек. Говорят, что там старейшая в мире парламентская демократия, но это всего лишь красивый миф. Остров в течение столетий был колонией Дании и Норвегии, а независимой демократической республикой стал лишь в 1944 году.
Мы страдаем от вопиющего кумовства, коррупция процветает. Представьте, что Исландия – это такая огромная Сицилия. Мафиозные главари, которых коллективно называют “Осьминогом”, забрали себе все, что должно было принадлежать народу, и поделили между своими семьями и друзьями во время перехода к независимости – примерно как в некоторых африканских странах, ставших независимыми через десять лет после Исландии.
Возможно, это отчасти поможет объяснить, почему после приватизации банков в 2005 году отказались от строгих законов и всяких обещаний профессионализма, и банки отдали хозяевам, устраивающим “мафиозные” семьи.
В 2330-страничном докладе Особой расследовательной комиссии, назначенной парламентом для выяснения причин финансового коллапса, нас ждали потрясающие откровения: в частности, по состоянию на апрель 2010 года покупатели банков так за них и не расплатились. Они просто одолжили друг другу авансовые платежи. Государственная казна так и не получила полных сумм.
Кроме того, исландские банкиры научились злоупотреблять банковскими законами Европейской экономической зоны и пробрались на банковский рынок Европейского союза, открыв там дочерние компании. В результате банки в Исландии стали расти, как грибы в особо дождливое лето. Исландское финансовое “чудо” за несколько лет раздулось до величины, в шесть раз превышавшее ВВП острова.
Эти финансовые ковбои утверждали, что мы сможем стать финансовыми лидерами всего мира, новой банковской Меккой. Их сторонники, в том числе президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон, широко разрекламировали эту иллюзию и дома, и за рубежом. Я сама в эту сказку не верила, но большинство жителей страны присоединилось к “вечеринке”, наслаждаясь легкодоступными кредитами, а взлетевшие цены на недвижимость лишь подпитывали иллюзию.
Мыльных пузырей – и соблазнов – было великое множество. Поедание золота (да, они на самом деле присыпали еду золотой пылью!) и частные самолеты стали предметами культа в прессе, которой, по совпадению, владели те же люди, что и банками.
Финансовая катастрофа 2008 года заставила людей понять, что все, во что они верили, пошло прахом. Многим пришлось смириться с тем, что все вовсе не так, как казалось; появились мозговые тресты и гражданские группы, где люди обсуждали, какое будущее они хотят создать. Как создать Исландию 2.0 – Новую Исландию, свободную от тех элементов, что привели к четвертой крупнейшей финансовой катастрофе за всю мировую историю.
Ситуация призывала к духовным исканиям – таким же, в которые пускаются отдельные люди, переживающие личные кризисы. Когда человеку приходится иметь дело с преображающим кризисом – например, смертью члена семьи или тяжелой болезнью, – возможностей резко изменить курс жизни намного больше, чем в более стабильные времена. То же можно сказать и об обществах.
Когда общество переживает глубокий кризис, в нем можно провести реальные изменения. Хороший способ обнаружить истинную природу общества – начать обсуждение того, что оно хочет видеть в своей конституции, или “общественном договоре”.
После кризиса, в 2009 – 2013 годах, исландцы получили шанс сделать нечто такое, на что парламент так и не сподобился за 70 лет независимости. С помощью краудсорсинга они написали новую конституцию народа Исландии, основанную на наших нынешних ценностях. На рекомендательном референдуме новая конституция получила одобрение 67 процентов населения.
На финальном этапе процесса люди доверились парламенту. Но парламент проигнорировал желания народа, отказался ратифицировать новую конституцию, а новая правоцентристская коалиция, получившая власть в апреле 2013 года, тем более не станет ей заниматься.
В других местах нам удалось добиться большего успеха. Юрист Ева Джоли подсказала нам, как наказать тех, кто несет ответственность за кризис. “Ландсдомур”, особый суд, основанный в 1905 году, чтобы призывать парламентариев к ответу, был впервые в истории созван в 2012 году; бывший премьер-министр Гейр Хорде был признан виновным в том, что отказывался созывать экстренные собрания кабинета министров незадолго до кризиса.
Кроме того, на местных выборах произошли значительные перемены. Рейкьявик в 2010 году избрал мэром популярного комика Йона Гнарра (представителя “Лучшей партии”). Партия обязалась использовать платформу для прямой демократии под названием “Улучшим Рейкьявик”, где каждый может выдвинуть свою идею. Самые популярные предложения раз в месяц рассматриваются городским советом.
На всеобщих выборах в апреле 2013 года в парламент попали две новые партии: “Светлое будущее” и “Пиратская партия”, которую я помогла основать. Сейчас я – депутат от Пиратской партии.
Но вместе с тем на выборах избрали худшее правительство на моей памяти. Оно дало людям, представляющим “Осьминога” – коррумпированную старую Исландию, – возможность делать все, что угодно, лишь бы это устраивало пресловутый “один процент”. Благодаря победе на выборах, достигнутой с помощью манипуляции страхом и призывам следовать собственным эгоистичным интересам, лидеры-богачи быстро разрушают все, чего удалось добиться исландцам после кризиса.
Но сейчас люди уже лучше понимают, что их обжулили, и протесты начинаются снова. Возможно, в этот раз получится настоящая революция (ну, или эволюция), а не просто восстание.
Многие мозговые тресты снова начинают работу, используя прогрессивные методы, чтобы привлечь к протестам широкую публику. Самое важное – это дать людям понять, что если они хотят жить в реальной демократии, они должны быть ее частью, участвовать в ее жизни. Жить в демократии – это работа.
Очень важно, чтобы люди стали обсуждать с друзьями и родными, какого будущего они хотят. Если мы – исландцы или все жители Земли – не будем ясно видеть, куда хотим прийти, то не придем никуда. Элитарии-кукловоды как раз очень хорошо себе представляют, куда хотят прийти, и поэтому постоянно опережают оставшиеся 99% на несколько шагов. Мне кажется, что очень хорошим планом мог бы послужить текст песни Джона Леннона Imagine.

Безопасная гавань

Одна из главных причин, по которой я в 2010 году стала одной из основательниц Исландской современной медиа-инициативы (IMMI), – желание создать новый законодательный стандарт для XXI века – не только для Исландии, но и для любой другой страны, которой захочется его позаимствовать или как-то изменить. IMMI задумали и создали некоторые из лучших умов мира, создавшие альтернативы XXI века для многих нынешних норм. Среди создателей IMMI – Electronic Frontier Foundation, Джон Перри Барлоу (он придумал в том числе название IMMI), WikiLeaks (Джулиан Ассанж и Даниэль Домшайт-Берг), Liquid Feedback, Смари Маккарти, Cryptophone, Chaos Computer Club и Rop Gonggrep.
В книге “Шоковая доктрина” Наоми Кляйн показывает, как кризисы в обществах снова и снова используются, чтобы провести законы, нарушающие гражданские права и способствующие централизации власти, защищающие своекорыстные интересы в ущерб интересам народа. Наша медиа-инициатива была разработана, чтобы противостоять этой традиции и использовать кризис, чтобы произвести фундаментальные изменения, защищающие долгосрочные интересы народа.
Исландская современная медиа-инициатива была единогласно принята парламентской резолюцией в июне 2010 года. Она поставила задачу перед правительством: создать прогрессивную среду для регистрации и работы международных медиа- и издательских компаний, стартапов, правозащитных организаций и центров обработки данных.
Такие перемены могут усилить демократические фонды, помочь провести необходимые реформы и увеличить прозрачность деятельности. Новая политика уже повысила репутацию страны за рубежом и создала немало экономических возможностей и рабочих мест, хотя многие необходимые изменения в законы так еще и не внесены из-за медленного рабочего процесса министерств.
Чтобы продемонстрировать наши глобальные стремления, IMMI в 2011 году превратилась в Международный современный медиа-институт (с той же аббревиатурой). У нас идеальные условия для создания целостной медиа-политики в юридической среде, которая защищает свободу самовыражения, работу журналистов-расследователей и людей, которые публикуют политически значимые материалы, а также пропагандирует важность права на частную жизнь в цифровом пространстве.
Информационному обществу нечего предложить, если методы передачи информации, важной для публики, постоянно подвергаются атаке. Некоторые страны приняли прогрессивные законы в этой области, но ни одна страна не объединила их, создав безопасную гавань. У Исландии есть уникальная возможность занять лидирующую позицию в создании юридической структуры. Мы выбрали лучшие законы со всего мира, чтобы создать Безопасную гавань для битов в Исландии, которая доступна для использования кому угодно.
Сейчас стало очевидно, что все законы, связанные с защитой информации и доступом к ней, глобальны по своей природе. Они должны защищать права человека в цифровую эпоху, причем не только на местном, но и на общемировом уровне.
Облако данных непредсказуемым образом перемещается по территории “Пяти глаз” – союза разведывательных организаций Австралии, Канады, Новой Зеландии, Великобритании и США. Пока что не существует никакого достаточно сильного щита, который мог бы защитить нашу цифровую личность от глубокого и непрошеного досмотра со стороны спецслужб.

Юридическое хакерство

Прежде чем стать депутатом, я ставила перед собой две цели. Первая – привлечь широкую публику к изменению законодательной структуры Исландии через национальные референдумы, совместное создание новой конституции и разработку мощной юридической основы для новой системы.
Вторая – превратить Исландию в безопасную гавань для свободы информации, самовыражения и прозрачности, с сильным акцентом на частную жизнь как краеугольный камень демократии.
После избрания я попала внутрь системы, в самое ее сердце – законодательное собрание, словно хакер, анализируя его силу и слабость.
Мой вывод: господство права – иллюзия. Правилам, за которые мы голосуем, подчиняются не все, так что никакого господства права не существует. Законы должны быть одинаковыми для всех и относиться ко всем, а не только к 99% общества.
Сейчас я вижу, что большинство наших демократий – это одна диктатура с сотней говорящих голов, растущих из шеи корпоративного монстра.
Рассмотрев различные модели гуманизации и модернизации управления нашими обществами, я поняла, что никакая одна модель не подходит для всех.
Нам нужно экспериментировать и смотреть, что лучше подходит для каждого типа общества в зависимости от его культурных предпочтений.
Сейчас проводятся несколько потрясающих экспериментов, успешность которых, впрочем, мало известна в мире.
Первые зерна понимания заронил Бакминстер Фуллер в книге “Никакого больше Бога из вторых рук”: уже в 1940 году он говорил о прямой демократии и телефонном голосовании. Мы наконец достигли того этапа, когда технология прямого доступа к власти достаточно проста, чтобы общество смогло ею воспользоваться для формирования мнений и проведения политических реформ “снизу”.
Создаются новые платформы гражданского участия в законодательстве и прямой демократии – Liquid Feedback Пиратской партии, Your Priorities, DemocracyOS, WeGov. Те, кто контролируют нынешнюю систему, сопротивляются, но мне кажется, что сопротивление бесполезно, потому что люди создают теневую форму правления – или, если точнее, самоуправления. Пока что это происходит только на периферии, но постепенно приближается и к центру.
Нам нужно больше исследований на тему достоинств и недостатков систем активного голосования и “текучей” демократии – например, с делегатами, а не представителями.
Мы должны сделать нечто противоположное тому, к чему призывает Рассел Брэнд – нужно использовать наши голоса. Даже если мы не хотим иметь дела с сегодняшней сломанной системой, мы не должны оправдывать этим свою апатию. Мы должны использовать это как стимул к созданию собственных альтернативных систем, творчески к этому подходить и общаться друг с другом. Связь – это ключ к быстрым изменениям, но информация сама по себе бессмысленна, если мы не знаем, как извлечь из нее мудрость.

 

Translation by Alexey Spectre

Permission to re-publish by New Internationalist (Original English version here)